Заключение специалиста

         Мне, члену Независимого экспертно-правового совета Костанову Юрию Артемьевичу, имеющему ученую степень кандидата юридических наук и ученое звание доцента, стаж работы по юридической специальности 45 лет, в том числе в органах прокуратуры – 24 года 8 месяцев и в органах юстиции – 5 лет 8 месяцев, предложено высказать мнение о законности и обоснованности постановки вопроса о прекращении деятельности независимой общественно-политической газеты «Эрзянь Мастор» в заявлении прокурора республики Мордовия, направленном в Верховный Суд Республики Мордовия в пор. ч. 3 ст. 8 и ст. 11 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности».

         Поводом для предложения изучить правовую ситуацию, сложившуюся в связи с направлением указанного заявления в Верховный Суд республики Мордовия явилось обращение главного редактора газеты «Эрзянь Мастор» Е.В. Четвергова.

         На исследование представлены:

1)     копия заявления прокурора республики Мордовия №25-5-07/19 от 23 июля 2007 года  в Верховный Суд Республики Мордовия в порядке ст. 45 ГПК РФ, ч. 3 ст. 8 и ст. 11 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» о прекращении деятельности независимой общественно-политической газеты «Эрзянь Мастор»;

2)     копия возражений главного редактора газеты «Эрзянь Мастор» Е.В. Четвергова и председателя Мордовского республиканского общественного фонда спасения эрзянского языка Г.Д. Мусалева на указанное заявление прокурора Республики Мордовия;

3)      копия обращения Верховного Суда республики Мордовия к ректору Нижегородского государственного университета с просьбой о проведении комплексной социально-психологической и психолингвистической экспертизы по материалам гражданского дела по заявлению прокурора республики Мордовия о прекращении деятельности независимой общественно-политической газеты «Эрзянь Мастор»;

4)     копия ходатайства главного редактора газеты «Эрзянь Мастор» Е. В. Четвергова и председателя Мордовского республиканского общественного фонда спасения эрзянского языка Г.Д. Мусалева о назначении повторной комплексной лингвистической и социально-исторической экспертизы и поручении её производства Нижегородскому государственному университету;

5)     копия свидетельства ПИ № 77-16130 от 11 августа 2003 года о регистрации средства массовой информации – газеты «Эрзянь Мастор» (Страна эрзян);

6)     копия обращения и.о. начальника УФСБ по республике Мордовия от 29 июня 2007 года № 5/5-4103 к прокурору республики с просьбой о принятии мер прокурорского реагирования по поводу нарушений законодательства, допускаемых, по его мнению, газетой «Эрзянь Мастор»;

7)     копия экспертного заключения ГУ «НИИ гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия» по материалам публикаций в газете «Эрзянь Мастор»;

8)     выпуски газеты «Эрзянь Мастор» - № 21 от 10 ноября 2006 года,

  № 23 от 12 декабря 2006 года,

  № 24 от 28 декабря 2006 года,

                                                          № 25 от 12 января 2007 года,

                                                          № 2 от 25 января 2007 года,

                                                          № 3 от 9 февраля 2007 года,

                                                          № 4 от 26 февраля 2007 года,

                                                          № 5 от 16 марта 2007 года,

 

                                                          № 6 от 30 марта 2007 года,

                                                          № 7 от 12 апреля 2007 года,

                                                          № 8 от 27 апреля 2007 года,

                                                          № 9 от 17 мая 2007 года,

                                                          № 10 от 30 мая 2007 года,

                                                          № 11 от 15 июня 2007 года.

 

1.      В заявлении прокурора республики Мордовия от 23 июля 2007 года №25-5-07/19, поданном в порядке ст. 45 ГПК РФ, ч. 3 ст. 8 и ст. 11 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» в Верховный суд республики Мордовия, высказано требование о прекращении деятельности независимой общественно-политической газеты «Эрзянь Мастор» на том основании, что газета, несмотря на ранее вынесенное предупреждение, систематически публикует материалы экстремистского характера.

В «Заявлении» прокурора республики Мордовия конкретно не указано, какие именно действия из перечисленных в ст. 1 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» совершены редакцией газеты «Эрзянь Мастор». Вместо этого в «Заявлении» содержится неточное и неполное изложение статьи 1 Закона:

    «В соответствии со ст. 1 Закона под экстремистской деятельностью (экстремизмом) понимается деятельность общественных и религиозных объединений, либо иных организаций, либо средств массовой информации, либо физических лиц по планированию, организации, подготовке и совершению действий, в том числе направленных на: возбуждение расовой, национальной или религиозной розни, а также социальной розни, связанной с насилием или призывами к насилию; унижение национального достоинства; пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности; нарушение прав и свобод человека и гражданина, причинение вреда здоровью и имуществу граждан в связи с их убеждениями, расовой или национальной принадлежностью, вероисповеданием, социальной принадлежностью или социальным происхождением; создание и (или) распространение печатных, аудио-, аудиовизуальных и иных материалов (произведений), предназначенных для публичного использования и содержащих хотя бы один из признаков, предусмотренных настоящей статьей».

 

Судя по тому, что непосредственно за этим изложением статьи 1 Закона следует фраза «Изложенные нарушения свидетельствуют о несоблюдении редакцией газеты «Эрзянь Мастор» требований законодательства о средствах массовой информации», следует считать, что, по мнению прокурора республики Мордовия, перечисленные в «Заявлении» публикации содержат признаки почти всех видов нарушений, указанных в статьей 1 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» (по крайней мере всех, перечисленных в «Заявлении»). Это, по меньшей мере, странно, поскольку редакция газеты «Эрзянь Мастор», судя по всему, не замечена в причинении вреда здоровью и имуществу граждан и распространении аудио- и аудиовизуальных материалов.

Требование о применении запретительных санкций, основанное на неконкретных обвинениях в совершении правонарушений, изначально не может быть признано законным. Право на справедливое судебное разбирательство, предусмотренное статьей 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Европейская конвенция), в случае спора о его гражданских правах и обязанностях предполагает право каждого быть подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявляемых ему претензий. Очевидно, что заявление прокурора республики Мордовия о прекращении деятельности газеты «Эрзянь Мастор» указанному положению не соответствует.

 

2.      Утверждение прокурора республики Мордовия об экстремистском характере публикуемых газетой материалов в самом заявлении не подкреплено соответствующими цитатами из публикаций, которые, по мнению прокурора, являются экстремистскими. Вместо этого автор заявления приводит выдержки из заключения экспертной комиссии, производившей (в рамках совместной проверки, проводившейся прокуратурой и УФСБ республики Мордовия) «комплексное содержательно-смысловое исследование направленности публикаций в газете путём социально-психологического  (психолингвистического и семантического) анализа текста и языковых приёмов, используемых авторами статей названного печатного органа в период с ноября 2006 года по июнь 2007 года». В связи с этим решение вопроса об обоснованности заявления прокурора республики Мордовия о прекращении деятельности газеты «Эрзянь Мастор» зависит от обоснованности упомянутого заключения экспертной комиссии и об адекватности использования этого заключения в заявлении прокурора республики Мордовия.

         Как указано в письме УФСБ по республике Мордовия на имя директора Государственного учреждения «Научно-исследовательский институт при правительстве республики Мордовия» на разрешение экспертной комиссии поставлено 6 вопросов: 

«1. выражают ли использованные в данном материале словесные средства унизительные характеристики, отрицательные эмоциональные оценки и негативные установки в отношении какой-либо этнической, расовой, религиозной группы (какой именно) или отдельных её представителей?

2. Содержится ли в данном материале информация, побуждающая к действиям против какой-либо нации, расы, религии (какой именно) или отдельных её представителей?

3. Использованы ли в данном материале специальные языковые или иные средства (какие именно) для целенаправленной передачи оскорбительных характеристик, отрицательных эмоциональных оценок, негативных установок и побуждений к действиям против какой-либо нации, расы, религии или отдельных лиц как её представителей?

4. Соответствуют ли данным современной науки (истории, религионоведения (так в тексте), политологии) приводимые в публикациях положения?

5. Являются ли эти положения научно обоснованными, доказанными?

6. Правильны ли утверждения и выводы, основанные на приведенных в публикациях данных?»

 

2.1.   Отвечая на первый вопрос, экспертная комиссия признала, что «некоторые публикации, представленные в них выводы и утверждения способствуют формированию у читателя отрицательных, унизительных оценок и негативных установок в отношении представителей, прежде всего, русской и мордовской (мокша) национальностей, а также отдельных представителей мордовской (мокша и эрзя) национальностей, занимающих государственные должности, возглавляющие общественные организации, связанные с реализацией национально-культурной политики в Республике Мордовия. В материалах допускаются случаи их прямого оскорбления и унижения чести и достоинства».

         «В некоторых публикациях даётся негативная характеристика деятельности Русской православной церкви в связи с распространением православной религии и её отрицательного влияния на развитие эрзянского этноса».

         «При этом в текстах и в заголовках статей авторами широко используются лексические средства и языковые приёмы, которые по своему значению связаны с отрицательными коннотациями, создают общий негативный контекст, насаждают сугубо отрицательное восприятие описываемых фактов и событий, что нарушает принцип объективности подачи информации, выходит за рамки элементарной журналистской этики».

         Каждый имеет право иметь собственное мнение и высказывать его свободно, в том числе и в средствах массовой информации (статья 29 Конституции Российской Федерации, ст. 10 Европейской конвенции). При этом в соответствии с указанными правовыми нормами «Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства» (ч.2 ст. 29 Конституции Российской Федерации).

         В заключении экспертной комиссии не дано положительного ответа на вопрос о том, выражают ли использованные в публикациях словесные средства унизительные характеристики, отрицательные эмоциональные оценки и негативные установки в отношении какой-либо этнической, расовой, религиозной группы. В то же время на вторую часть этого вопроса - выражают ли использованные в данном материале словесные средства унизительные характеристики, отрицательные эмоциональные оценки и негативные установки в отношении отдельных представителей какой-либо этнической, расовой, религиозной группы – положительный ответ дан.

Контент-анализ публикаций показывает, однако, что содержащиеся в них отрицательные оценки деятельности упоминаемых лиц не касаются их национальной принадлежности – их деятельность критикуется не за то, что они являются мокшанами или эрзянами, а за тот вред, который, по мнению автора публикации, их деятельность причиняет делу сохранения эрзянской культуры. Из заключения экспертной комиссии (как и из самих публикаций) не следует, что их авторы имели целью возбуждение расовой либо национальной розни. Ни в одной из публикаций не содержится унизительных оценок тех или иных национальностей, либо, наоборот, утверждений о превосходстве эрзян или других народностей. Критика отдельных представителей других народов – это не критика самих этих народов. Правительство, как и церковь нельзя отождествлять с народом или нацией. Критика национальной политики правительства, как и негативные оценки деятельности русской православной церкви, поскольку она не сопровождается призывами к насильственному свержению правительства либо унизительными высказываниями по адресу православной религии, не образуют состава какого бы то ни было правонарушения и не могут служить основанием для запрета деятельности средства массовой информации.

         Описание негативных фактов в газете, как правило, вызывает у читателя отрицательное отношение к описываемым фактам, что нельзя ставить в упрёк автору и газете. Несовпадение оценок – не повод для принятия запретительных мер. Мнение, совпадающее с позицией органов власти, не всегда является правильным.

        

2.2.   Отвечая на второй вопрос, экспертная комиссия указала в заключении, что «открытого призыва, побуждающего к действиям против какой-либо нации, расы, религии, отдельных лиц, в опубликованных материалах не содержится, но скрытый подтекст присутствует во многих статьях. Прежде всего, это связано с преподнесением авторами вопросов ассимиляции и русификации финно-угорского населения таким образом, чтобы вызвать ненависть, прежде всего ко всему русскому (в отдельных случаях – к мокшанскому) и показать, что язык, культура, т. е. сами финно-угорские народы, нуждаются в «защите»….   …Присутствует бездоказательное обвинение государства в антинациональной политике»

         В заключении нет чёткого определения упомянутого «скрытого подтекста» - заключается ли он в скрытых призывах к действиям против какой-либо нации, расы, религии, отдельных лиц, в положительном случае – то к какого рода действиям. К таким действиям могут быть отнесены и вполне правомерные – обращения в государственные органы и органы местного самоуправления с требованиями принять те или иные законы, прекратить действия, которые авторам представляются неконституционными (ст. ст. 32 и 33 Конституции Российской Федерации), принять участие в демонстрациях, собраниях либо митингах (ст. 31 Конституции Российской Федерации) и т. п.

         Мнение авторов публикаций (в данном случае) подлежит правовой оценке только если оно выражено в форме, которая позволяет утверждать о намеренном воздействии на читателей с целью побудить их к неправомерным действиям. При этом оценки степени этого воздействия (с целью вызвать неприязнь – нетерпимость - ненависть) должны быть крайне осторожными – нет никаких доказательств того, что авторы публикаций намеревались вызвать у читателей именно ненависть и именно «ко всему русскому».

         Утверждение о направленном воздействии с целью вызвать ненависть ко всему русскому (а только так можно истолковать слова о преподнесении вопросов ассимиляции и русификации с тем, чтобы вызвать ненависть ко всему русскому) основано на предположении, недопустимом при предъявлении любых обвинений в совершении правонарушений, тем более, когда это связано с применением определенных санкций (в данном случае – с требованием прекратить деятельность газеты). Презумпция невиновности – общеправовой принцип, исключения из которого допустимы только в случаях, специально указанных в законе и только в части распределения бремени доказывания (обязанность ответчика доказать достоверность распространенных негативных сведений по делам о компенсации морального вреда, освобождение истца от обязанности доказывания по делам о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями органов предварительного следствия, прокуратуры и суда и т. п.). Включать собственное мнение о целях авторов публикаций в экспертное заключение в качестве аподиктивного утверждения, как это сделано экспертной комиссией, недопустимо.

Мнение авторов публикаций о негативной (как они считают) стороне процессов ассимиляции и русификации неправомерно членами экспертной комиссии распространяется на «всё русское». Национальная политика власти, как и сама власть, это далеко не «всё русское». Здесь члены экспертной комиссии необоснованно отождествляют исполнительную власть со всем русским народом. Происходит подмена тезиса – считая, по-видимому, что критика власти равнозначна критике русского народа, члены экспертной комиссии содержащуюся в публикациях критику национальной политики органов власти распространяют на весь русский народ (по терминологии экспертов – «всё русское») и столь же необоснованно приравнивают к скрытому призыву к ненависти. Правительство и правительственная национальная политика не могут быть вне сферы критики, иное не совместимо с сущностью свободы и демократии, а следовательно противоречит основополагающему определению Российской Федерации как демократического государства (статья 1 Конституции Российской Федерации), нормам о свободе выражения мнений, содержащимся в статье 29 Конституции Российской Федерации и статье 10 Европейской Конвенции.

         Критикуя тезис авторов публикаций о том, что язык и культура эрзян нуждаются в защите, члены экспертной комиссии слово «защита» употребляют в кавычках. Употребление кавычек в данном случае придаёт слову «защита» иронический смысл и свидетельствует об уверенности экспертов в том, что на самом деле язык и культура эрзян в защите не нуждаются. Это утверждение экспертов, по меньшей мере, спорно. В настоящее время нуждаются в защите язык и культура не только эрзян – общепризнанным является негативное воздействие на языки и культуру всех населяющих Россию народов (и русского народа в том числе) проникновение далеко не лучших образцов западной (чаще англо-американской) культуры. Взаимопроникновение культур может носить не только конструктивный, но и деструктивный характер. Если авторы публикаций полагают, что «русификация» приводит к «вымыванию» национальной эрзянской культуры, то они вправе высказывать это мнение. Запрет на свободное выражение своего мнения не допустим. Как было указано выше, в соответствии со ст. 29 Конституции Российской Федерации каждый имеет право иметь собственное мнение и высказывать его свободно в том числе и в средствах массовой информации. При этом в соответствии с указанными правовыми нормами «Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства» (ч.2 той же статьи Конституции Российской Федерации).

         В соответствии со статьёй 10 Европейской конвенции «Каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей». В то же время, как указано в части второй статьи 10 Конвенции, «Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия».

В публикациях, послуживших основанием к постановке вопроса о прекращении деятельности газеты «Эрзянь Мастор», отсутствуют призывы к совершению противоправных действий, унизительные характеристики других национальностей, признаки разглашения конфиденциальной информации. Высказывание озабоченности по поводу утраты самобытной национальной культуры какого-либо народа (в данном случае - эрзян) нельзя приравнивать, как это делает экспертная комиссия, к заявлениям об исключительности данного народа либо к унижению других народов. Следовательно, отсутствуют основания к ограничениям и применению санкций, предусмотренные частью 2 статьи 10 Конвенции (равно как и частью 2 статьи 29 Конституции Российской Федерации).

 

2.3. Отвечая на третий вопрос, экспертная комиссия указала в заключении, что «В текстах и заголовках статей авторами широко используются лексические средства, которые по своему значению связаны с отрицательными коннотациями, имеют ярко отрицательный эмоциональный смысл. Также применяется разнообразные стилистические средства, в частности сравнение, зачастую необоснованное, с предметами, фактами или событиями, имеющими общепринятую негативную оценку в обществе, многозначные слова, эвфемизмы, конструкции с отрицательными частицами, пропагандистские лозунги, что создаёт у читателей установку на негативное восприятие описываемых событий. При этом совершенно очевидно, что такие языковые средства применяются в материалах преднамеренно и целенаправленно. С учётом того, что такие средства применяются при изложении субъективных, односторонних комментариев по наиболее острым и дискуссионным национальным вопросам, можно сделать вывод о скрытой попытке побуждения к действиям против представителей, прежде всего, русской национальности, людей, исповедующих православное вероисповедание».

         В подтверждение своего вывода эксперты привели ряд цитат из исследуемых ими текстов, ни одна из которых, однако, этого вывода не подтверждает. Само утверждение, что языковые средства выразительности, применённые при изложении комментариев по острым национальным вопросам, свидетельствуют о скрытой попытке побуждения к действиям против представителей той или иной национальности - более чем сомнительно. Средства выразительности речи вне связи с содержательной стороной текста не могут сами по себе свидетельствовать ни чём. Содержание приведенных текстов не подтверждает вывода экспертов о намерении авторов этих публикаций побудить кого-либо к действиям против представителей какой-либо национальности. Критика национальной политики правительства (даже если авторы называют эту политику этноцидом) свидетельствует лишь о неприятии авторами этой национальной политики. Критика отдельных общественных и государственных деятелей (в частности В. Маркова и М. Мосина) экспертами искусственно приравнивается к «скрытым попыткам» побудить к действиям против всего русского, что в действительности из содержания текстов не следует. Неприятие авторами исследованных текстов идеи объединения эрзянского и мокшанского народов под общим наименованием мордвы не может быть квалифицировано как попытка «побудить к действиям» против чего бы то ни было, кроме самого этого объединения. При этом никаких оснований считать, что авторы этих текстов имели намерение побудить читателей к противоправным действиям либо к каким бы то ни было действиям, направленным против русского народа. Известно, что вопрос об объединении в одном административно-территориальном образовании разных народов (также как и вопрос о разделении родственных народов) в России (и в Советском союзе) не всегда решался в соответствии с историческими и экономическими реалиями. «Перемещение» Крыма (как, по-видимому, и всей Новороссии) в Украину, объединение чеченцев и ингушей до сих пор порождает достаточно трудностей в жизни людей, населяющих нашу страну. Никаких возражений против высказанной авторами исследованных публикаций мысли о том, что объединение эрзянского и мокшанского народов носит искусственный характер, в заключении экспертов не высказано.

 

2.4.   Четвёртый, пятый и шестой вопросы и, соответственно, ответы на эти вопросы посвящены научной обоснованности утверждений авторов исследованных текстов. Эксперты полагают, что эти утверждения противоречат данным исторической науки и по тому являются неправильными. Не оспаривая этих выводов экспертов (хотя в некоторой части эти выводы и представляются сомнительными) полагаю, что степень научной обоснованности утверждений авторов публикаций не может в принципе служить доказательством их экстремистского характера. В противном случае все высказывания, противоречащие уровню развития науки в данный период, следует признавать экстремистскими. Такой подход в русской (советской истории) уже был – достаточно известны преследования вейсманистов-морганистов или кибернетиков, известно и к чему это привело (помимо необоснованного репрессирования учёных). В более ранний период в Европе - печально знаменитые процессы над колдунами и ведьмами, базирующиеся в том числе и на утверждениях о несоответствии поведения и мировоззрения общепринятым взглядам. Вряд ли соответствуют современному уровню развития науки взгляды, высказываемые деятелями православной церкви, однако никто не призывает считать их экстремистскими.

 

3.      Экстремистскими любые опубликованные материалы могут быть признаны лишь при наличии строго определённых указанных в законе признаков. Этих признаков в публикациях газеты «Эрзянь Мастор» не обнаружено – ни возбуждения национальной, религиозной, социальной розни, связанной с насилием или призывами к насилию, ни унижения национального достоинства, ни пропаганды исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности эти публикации не содержат.

Из изложенного следует, что выводы экспертов неосновательны, а основанное на этих выводах требование прокурора республики Мордовия о прекращении деятельности газеты «Эрзянь Мастор», не содержит доказательных утверждений о нарушении редакцией газеты положений Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности», а потому незаконно.

 

 

                                                                                     Ю.А. Костанов

17 декабря 2007 г.

 
 
27.05.2018
 О стремительной деградации образования и не только
16.05.2018
 Тормозные колодки развития
13.05.2018
 ПИСЬМО ОТ УЧАСТНИКОВ ЭРЗЯНЬ КЕЛЕНЬ ЧИ
31.03.2018
  Размышления об извечном. Часть III
25.03.2018
  Размышления об извечном. Часть II

<<   июнь 2018    >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 
 
 
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 


Эрзянь ки. Культурно-образовательный портал. 2008

Литературный сайт Эрзиана  Аштема-Кудо, эрзянский форум    Меряния - Мерянь Мастор  


Flag Counter