Музыкально-поэтическая композиция по мотивам древне-эрзянских эпических сказаний

 Музыкально-поэтическая композиция по мотивам древне-эрзянских эпических сказаний

 

"Эпос Масторава. Зарождение жизни"

 

  

Вступительное слово Татьяны Ротановой:

«Лишь внимательный анализ каждого культурного явления 

в отдельности  без  патриотического «кто – у кого»

в состоянии пролить свет на степень проявления творческих усилий
отдельных соседствующих народов в создании той или иной культуры современности»

Это высказывание принадлежит известному в 30-е годы прошлого столетия  ученому-этнографу Михаилу Тимофеевичу Маркелову, репрессированному в 1937 году, чьё имя в настоящее время практически забыто, одному из первых, кто стоял у истоков создания эрзянского эпоса.

Михаил Тимофеевич Маркелов (10.02.1899 г. – 09.11.1937) вышел из семьи эрзянских  крестьян д. Синенькие Петровского уезда Саратовской губернии. Он прошел типичный для инородца-бедняка путь к образованию: окончил духовное училище и четыре класса семинарии, в 1918 г. поступил на историко-филологический факультет Саратовского университета, где под руководством профессора Б. М. Соколова начал заниматься этнографией и фольклористикой мордвы.

20-30-е годы были периодом невиданного подъема национального самосознания. Величайшее завоевание революции – это право на всеобщее образование, позволившее взрастить в народной среде истинных самородков. Оставаясь носителями родной культуры, они становились знатоками гуманитарных и точных наук, радетелями родной национальной культуры и просветителями своих народов.

По окончанию аспирантуры Михаил Тимофеевич преподавал в Московском государственном университете, где заслужил уважение студентов лекциями по курсу этнографии народов Поволжья. В летние сезоны 1925–1932 гг. он был руководителем полевых изысканий в местах проживания марийцев, мордвы, удмуртов, башкир.

Общность интересов сдружили Маркелова с удмуртскими учеными, жившими в Москве. Это обстоятельство стало поводом к его обвинению в заговоре, якобы имевшем целью отторжение финно-угорских территорий от России и присоединение их к Финляндии и Эстонии (Дело СОФИН).

После 8-месячного следствия этнографа отправили в сибирскую ссылку, словно в далекую экспедицию. В Томске он получил возможность преподавать латынь, историю и этнографию народов СССР в университете, заведовать университетским этнолого-археологическим музеем.

Уже через месяц после приезда в Томск М.Т. Маркелов начал писать труд о культах плодородия у народов Восточной Европы. Основу составили редкие материалы по ритуальной культуре мордвы.

Кроме того, в  богатом библиотечном фонде университета Маркеловым было обнаружено собрание древнеэрзянских эпических сказаний.

Михаил Тимофеевич начал вести переписку с профессором Моториным об издании новой книги, обсуждал возможность напечатать найденный в библиотечном фонде  «Эрзянский эпос» («Мордовские песни»).

В московском издательстве «Academiа» публикацию затягивали, партийные цензоры потеряли предисловие, переводы на русский язык осуществлялись медленно.  Сохранились письма издательства «Academiа» в ответ на просьбы М.Т.Маркелова перевести на русский язык и опубликовать эрзянский эпос:

Из переписки нам известно, что поэтическими переводами на русский язык занимались достаточно известные поэты в то время – Василий Васильевич Казин и Василий Фёдорович Наседкин, творчество которых высоко ценили Горький и Есенин.

Василием Казиным переводилось сказание о построении Казани, однако переписка свидетельствует об утере им оригинала на эрзянском языке.

Известно также, что одно из сказаний было переведено Василием Фёдоровичем Наседкиным, который, кстати, являлся мужем Екатерины Есениной, старшей сестры С.А.Есенина.

 Маркелов догадывался, что причиной задержек перевода и публикации эрзянского эпоса была его высылка.

Репрессиям подвергся и поэт Василий Фёдорович Наседкин.
26 октября 1937 г. В.Ф. Наседкина арестовывают по обвинению в принадлежности к группе литераторов, подготовлявшей «террористический акт против товарища Сталина». По этому делу под каток репрессий угодил длинный список литераторов во "главе" с писателем Валерианом Правдухиным: рязанцы Иван Макаров и Алексей Новиков-Прибой (Новиков), Павел Васильев, Сергей Клычков, Юрий Олеша, совсем еще юный сын Есенина Юрий.

15 марта 1938 года Василий Фёдорович Наседкин был расстрелен. О чем семья Есениных узнала лишь через многие годы.
Вот за какие высказывания был расстрелян поэт Василий Фёдорович Наседкин:
«Постепенно здоровые советские настроения гасли, и я становился чуждым человеком своей родины и прямо скажу — контрреволюционером. Если я спрошу себя — а чем же я был недоволен? — то отвечу на это так.
       Первое. Политикой партии и правительства в отношении деревни, где мне казалось, все крестьянство бесправно и экономически угнетаемо.
       Второе. Политикой партии и правительства в вопросе социальном, когда мне казалось, что русский народ живет и развивается в условиях худших, более стесненных, чем другие братские национальности Союза.
       Третье. Состоянием общего литературного, главным образом, поэтического фронта, в первых рядах которого, как я думаю, стоят халтурщики, приспособленцы и скрытые контрреволюционеры. В таком литературном состоянии я обвинял не только Союз советских писателей, но и отдел печати ЦК ВКП(б)».

Переводы  Василия Фёдоровича Наседкина эрзянских эпических сказаний канули в лету вместе с их автором.

Но вернёмся к трагической судьбе Михаила Тимофеевича Маркелова, который надеялся, что дни опалы пройдут и он вернётся в Москву. За два месяца до окончания срока ссылки он вновь был арестован и сослан на Дальний Восток, без права переписки. Это означало только одно – расстрел, что и произошло 9 (по другим сведениям 16) ноября 1937 г.

Неизвестно, где похоронен этнограф, не найдены его последние труды. Рукописи М. Т. Маркелова исчезли после его гибели.

И только 14 мая 1959 года М. Т. Маркелов был реабилитирован, благодаря стараниям сына Юрия.

Репрессии – вот главная причина того, что эрзянский эпос не был опубликован  в 30-е годы двадцатого века. Эпос на эрзянском языке нашёл дорогу к читателям лишь в 90-е годы, но, к сожалению, имя Михаила Тимофеевича Маркелова не значится в числе собирателей и составителей эпоса и по сей день.

 

 Вступительное слово Андрея Борисовича Стяпина:

Первая глава эпоса носит название "Век Богов" и начинается она сказанием о Сотворении Мира и определением предназначения Человека в нем.

Знакомясь со сказанием, вдруг отчетливо осознаешь, почему на протяжении нескольких веков эрзянский народ так упорно сопротивлялся христианизации и получаешь ответ на вопрос, почему все же произошло принятие им православной веры.

Верховный бог эрзян имеет несколько имен и все они выражают представление эрзян о своем творце. Инешкипаз, Вере Чи Паз - Бог Вечности, Всевышний Бог Света, так называют эрзяне Творца всего сущего. Инешкипаз в сознании эрзян - Покровитель, Помощник и Наставник в благих делах. Он ведет свой любимый народ по пути добра и созидания. Вере Чи Паз наделен высочайшими гуманистическими качествами и не приемлет наказание и жестокость за совершенные людьми проступки. Это тот идеал добра и красоты, к которому можно и нужно стремиться.

Каждое поколение эрзян с детских лет слушая старинные песенные сказания о Творце, проникалось любовью и уважением к Создателю, осознавали свое земное предназначение. Эрзянский народ в эпосе предстает как свободный трудолюбивый и богопослущный, но не богобоязненый народ. Страх перед богом, в сознании эрзян, не может служить прочным фундаментом истинной веры. Такое представление о Боге светлее и, по нашему мнению, гораздо правильнее толкования божественной сути в Ветхом Завете.

Отречение от Инешкипаза противоречило самой природе эрзянина, такое отречение также преступно и абсурдно, как, например, преступно и абсурдно устраивать моления о ниспослании неурожая или повального мора.

И только с появлением Нового Завета, описывающим подвиг Христа за человечество, православие становится религией и эрзян. Причем принятие осознанное, а потому добровольное. Эрзянский Бог, так же как и Бог-Сын, мыслит самопожертвование как высшее проявление человеколюбия. У православных эрзян и мокшан Инешкипаз и Христос - два разных имени единого Бога. Эрзянское духовное сознание в сочетании с Православным учением дало России таких людей как патриарх Никон, протопоп Аввакум, Алена Арзамасская (вошедшая в историю как русская Жана д,Арк), ныне здравствующий патриарх Кирилл ( Гундяев).

Но если первые главы эпоса во многом отвечают на те же вопросы, что и Ветхий Завет, то, естественно, возникает вопрос, а где упоминание об утраченном рае, почему такое несовпадение заповедей Божьих, где проклятия в адрес идолопоклонников и т.д.

Следует обратить внимание на то, что время зарождения Масторавы, это время после легендарного Всемирного Потопа. По этой простой причине история эрзянского народа начинается с белого листа. Нет еще таких явлений как воровство, убийства, прелюбодеяния - бессмысленно запрещать то, чего еще нет. Идолопоклонство смыто великими волнами Потопа и ему тоже не место в Заповедях. Трудиться и рожать детей - не наказание, а почетное предназначение Мужчины и Женщины на этой земле.

Пантеонизм Богов Масторавы не следует воспринимать как многобожие - верховный Бог сотворил Богов стихий в помощь себе и людям и они тождественны святым- покровителям в православии и других религиях.

Древняя религия эрзян настолько проста и понятна любому из живущих, что не потребовалось учреждения сословия священников или жрецов для ее трактовки или проведения обрядов молитв.

 

Храмы у древних эрзян - священные березовые (репешти) или дубовые (керемети) дубравы, алтари - холмы Маары, жертвенного агнца заменяет вылитый всем народом Штатол - двухметровая восковая свеча, символы культовых ритуалов красивы и понятны даже детям. Воистину, справедливо утверждали древние, что каждый народ мыслит Бога по своему образу и подобию.

 

 

 Фольклорный ансамбль "Эрзянь вайгель": Раида Евстафьевна Степанова, Валентина Морина, Ольга Лесина, Татьяна Ротанова

Раскень Озкс

В золотистом мареве июля,

В скифском облачении лучей
День занялся, солнце распахнуло
Веер огнедышащих свечей.
Торамы протяжное звучанье
Эхом отзывается в сердцах.
Ручейком звенящим зажурчала
Речь родная. Взвился в небо стяг.
Раськень Озкс — народное моленье,
Вновь эрзян собрало на курган,
Дань отдать ушедшим поколеньям,
Да воскликнуть: «Паз чангодть!» — Богам.
За детей просить, за мир на свете,
За богатый урожайный год,
Пусть счастливо солнце внукам светит,
Связью поколений крепнет Род!

 

 

 

 Ольга Фроловна Лесина

 

 

Ледяйкин Евгений - председатель правления РОО «Эрзянское культурно-просветительное общество «Голос эрзи»», член Президиума Межрегиональной общественной организации мордовского(мокшанского и эрзянского) народа.

 

 

Радушная хозяйка Мария Козлова вручает Благодарственное письмо Центральной универсальной научной библиотеки им.Н.А.Некрасова

 

 

 
 
27.05.2018
 О стремительной деградации образования и не только
16.05.2018
 Тормозные колодки развития
13.05.2018
 ПИСЬМО ОТ УЧАСТНИКОВ ЭРЗЯНЬ КЕЛЕНЬ ЧИ
31.03.2018
  Размышления об извечном. Часть III
25.03.2018
  Размышления об извечном. Часть II

<<   июнь 2018    >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 
 
 
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 


Эрзянь ки. Культурно-образовательный портал. 2008

Литературный сайт Эрзиана  Аштема-Кудо, эрзянский форум    Меряния - Мерянь Мастор  


Flag Counter