И дорог нам лишь миг познанья…

Художник Василий Васильевич Дудаков 
 
И дорог нам лишь миг познанья…
 
Сейчас, когда воздвигаются и уходят в небытие президентские престолы в национальных автономиях России, в её республиках (вспомним Дагестан), где часто то под видом борьбы с бывшей империей, то под предлогом оккупации Советами рассекается живое чрево страны, а новорожденные «суверены» вдруг превращаются в «отказных детей»,  когда тревожен «день грядущий», а человек на фоне вселенских катастроф «и слаб, и мал», душа ищет опору в чем-то исконном, близком ей, в родстве человеческом, в благодати творчества, которое её любит, принимает, питает собою.
Я вспоминаю, как по Пречистенке долго шла среди реставрационных лесов к художественным мастерским Академии художеств, отыскивая заветный номер, погрузивший меня в благословенную тишину и созерцание…
 
 
Мой земляк – голубоглазый и светловолосый волжанин Василий Васильевич Дудаков, художник «милостью Божьей», заведовал отделом графических работ. Но, помимо строгой графики, живописал свою родину во все времена года и не жалел красок и душевных сил, чтобы передать её красоту и таинственность, яркую зелень волжских берегов и трудные снежные дороги в зимней наледи по обрывистым склонам родной Волги.
Настоящий певец срединной Руси, он трогал краски и они чудо-творились на холстах мощными телами бронзовых сосен, глядящих с откоса, светлым ореолом солнечных бликов на ковре трав, загадочным осенним небушком, в котором остались клики прощания отлетевших стай. Вода и небо, волжские просторы, сияние живой листвы – это целый мир для художника.
 

 
По национальности Василий Васильевич мордвин, и это сразу рождает в воображении древнее узорочье одежды и домашнего убранства, наречия, которые так обогащают и вливаются в общий язык нашей много-племённости…
Совсем недавно Мордовия праздновала круглую дату, и не грех увидеть судьбу народа через судьбу и картины её художника…
А ему уже за восемьдесят, живёт и трудится он в Москве-столице, в Бабушкинском районе, родился и рос во времена самые тяжёлые – в войну, когда немцы окружали Сталинград. Его отец – Василий Васильевич Дудаков старший, ушёл воевать, вернулся живой с наградой – медалью.
 

 

Уже пятое поколение в роду Дудаковых, в котором имя по мужской линии передаётся из уважения к памяти предков, все они Василии, из деревни Старая Лебежайка Хвалынского района Саратовской области, из рода крепких саратовских ямщиков, что катили с весёлым гиком, звеня колокольчиками своих лошадок и подпрыгивая на ухабах просёлочных дорог от Самары до Саратова. Жили-были, не тужили бок о бок с русскими деревенскими людьми, с чувашами, татарами… Я вспоминаю своё хвалынское детство, осенённое садами, рогами добрых тёплых коров, тихую послевоенную улицу, где след от редкой одинокой машины долго пылился, а малые дети бежали, бежали за ней по дороге… Пыхтел медный самовар, на блюдечке золотился сотовый мёд, горела керосиновая лампа да печка бросала тревожные блики на лица, а в окнах – белейшие первозданные снега, тонкий след саней… Мама Василия, Елена, прозванная «прекрасной», поёт с моей мамой грустную русскую песню о прифронтовом лесе, об осенних листьях берёз и забытом довоенном вальсе…
 

 

Я звоню в дверь художественной мастерской и вижу его на пороге – возвращаюсь к действительности… Быстро раздевшись, оглядываю стены мастерской – нет ли новых картин, ведь Василий Васильевич почти каждое лето ездит на родину на Волгу, к дому своих родителей, в шумную компанию саратовских художников, на плэнеры…
И всегда привозит оттуда заготовки новых картин.
 
 
- Я – мордвин, - рассказывает он, подчёркивая свою особенность и нашу общность хвалынским землячеством, - я и думаю по-мордовски, и живу по обычаю, да и пишу по своим секретам… Волнует меня тема истории наших мордовских племён – мокши и эрзя, по языку близким, как русские и украинцы… Эти две группы, обе мне родные, злятся, ссорятся и доказывают друг другу, кто из них больше мордва, укоренённее, что ли: те, что севернее живут на Волге, к Нижнему Новгороду приклонились или те, что южнее. Вся эта суверенизация – кощунство, а те, кто разделил народы Руси – кощунники.
Я, как художник, вижу историю мордвы в серии картин: они встают между русскими и татарами на пути исторического свершения Битвы. Лесной народ, он причастился Природе, которая спасла его от нашествий и гибели, и язычески обожествил Дерево, Солнце, Реку, Женское начало, животворящее в жизни. Спасательный валун, укрывший от стрелы, грозное небо, избавившее непогодой от власти тьмы человеческой – были защитники, к которым обращались предки.
Последняя мордовская царица, не найдя убежища и защиты, покончила с собой, бросившись в реку, спасаясь от насилия ордынцев.
Язычество, обожествление стихий природы сохранилось в народном творчестве, в творчестве гениального скульптора и художника Эрьзи, своим талантом и верой преобразившего тела смертных мужчин и женщин в духовные знаки, через деревянную скульптуру перенесшего огонь воскресающего костра.
Великий русский царь Иоанн Грозный крестил мордву, как и многие другие языческие народы, но, наружно приняв новую веру, она внутренне осталась в язычестве, и в христианских храмах виделась нам тварная, первобытная связь с космосом, духовная живая энергия, соединённая с Небом, святое в каждом жизненном явлении и дыхании.
Я мечтаю о воссоздании языческой культуры, языческой веры, не верю в другое божество, кроме языческого и стараюсь передать это в своих полотнах. С ним я могу встретиться и беседовать, как с равным, от него информация о мире как бы сама приходит ко мне, без проводников заполняет мой мозг. Язычество, как сама Природа – вечно, и будет даже с уничтожением цивилизации, человечества…
 

 

Этот художник, ищущий и находящий в своей палитре краски животворящие мир и его полотна, думает о Вселенной, мечтает о постижении её глубин… А меня в его картинах завораживает сама живопись, жизнь, берёт за живое.
За огромными окнами мастерской кружится дух Москвы – всегда будоражащий. «Русь звенящая», как броско кинет подпись на свой холст мордовский художник.
 

 

 - Родился художником, и умру им, - бросает между мазками, а на картине – небо изменяющихся облаков, поток небесный, вихрь – к нему обращены храмы, деревья, хижины… Русь…
На холсте – цветущая яблоня – как яростный многоцветный взрыв жизни из косной почвы, по которой ещё движется живая волна колебаний, осыпая лепестками на тепло борозд…
 

 
Пейзаж, портрет – как вознесение… Кажется, войди в холст, как в волну, и слушай новую музыку, музыку сфер. И познание, и тайна его сами откроются тебе, втягивают человека.
… И дорог нам лишь миг познанья.
А художник говорит, как бы вспоминая былое:
- В Хвалынске живёт легенда о Петрове-Водкине, нашем земляке, как ему чудо далось в руки, - вроде упал он в детстве с высокого сеновала и провалился под пол, в подземелье, и мир раскрылся для него во время этого полёта. Ожила душа, расправила крылья, и увидели мы на картинах его русских мадонн и огненных всадников.
А мне казалось в детстве, что я перелетал со склона горы на склон и по-новому видел мир.
Мой первый учитель – тот самый Эрьзя, великий мордовский скульптор – ходил по нашей земле до Хвалынска, искал родных. Он не разглашал о себе, ходил безымянно – ведь он тогда вернулся из эмиграции, из Аргентины, был нелегал. Свои работы за границей он не продавал, а сейчас они есть в музеях Поволжья. А я юношей ходил с ним рядом, помогал ему, слушал его рассказы. Есть о нём монография. А тогда – отдали меня на лето к нему в ученики. Для начала я сам вырубил из мела портрет Жанны де Арк – и он принял меня. От него я узнал, что Россия – страна Богов, Художников и Пророков.
Я знала, что Василий Васильевич давно мечтает о персональной выставке, об издании собственного альбома картин и монографии. Он заслужил всё это как национальный художник России, вписавшийся в её безграничные просторы подобно своим предкам-ямщикам.
Закончил Саратовское художественное училище, учился в Петербурге в институте живописи, ваяния и зодчества, спонсоров не имел, но ему есть что показать: множество офортов, графика, портреты, серии акварелей и великолепные картины маслом – настоящее чудотворчество. Я вижу его пейзажи Зеленограда, Сергиева Посада, Москвы, работы серии «Морская волна», посвященные женщине, её тайне.
 
 
Он мечтает о залах музея Восточных культур – живопись его энергетическая, даже рождение своё «в биологически активном оазисе» он считает местом, «где можно подключиться к вселенскому разуму», жить по законам красоты. А жить так сейчас – значит встретить преграду.
Внутреннюю преграду – творческую – необходимость преодоления – художник только приветствует.
- Надо ломать эту стену, биться об неё головой, не останавливаться…
Духовное совершенствование идёт через познание Космоса, Его музыку, Его дисгармонию, страдание – к любви… Только не тупик, не остановка…
Это стремление к преодолению себя – в его портретах – балерина с мученической улыбкой, в вознесении людей над храмом Василия Блаженного, в лице молодой матери – современной мадонны, в преодолении материала – камня, дерева, холста, бумаги – чтобы выразить свое, и в тайном содружестве с ним – с его пластикой, фактурой, пространством, душой… Ведь душа везде затаилась  - и дерево живет, поёт и дышит язычеством плоти, преображенной в женскую плоть – лицо, грудь, плечи – шлифуй, режь, грани, осмысляй разрывы, наплывы, общую ткань и красоту вселенной.
Общую! Не иную.
 
Автор эссе Комарова Ольга Евгеньевна, журналист.
Впервые опубликовано в г. Москва, газете «Дело», август-сентябрь 1993 г.
Эссе публикуется с изменениями на текущую дату. 
 

 

Доброго здравия эрзянскому художнику Василию Васильвичу Дудакову! 
Василий Васильевич готов подарить свои работы Мордовскому республиканскому  музею изобразительных искусств им. С.Д.Эрьзи. Пожелаем свершения этому благородному поступку.

 

 

В.В.Дудаков. Адмирал Квёдор Ушаков

 

В.В.Дудаков. Офорт. На реке.

 

 

                                                                                                                   В.В.Дудаков. Офорт. Сосна.

 

В.В.Дудаков. Офорт. За вязанием.

 

В.В.Дудаков. Наличники.

 

 

 

           В.В.Дудаков. Ленинградский пейзаж.

 


В.В.Дудаков. Офорт. Санкт-Петербург. Нева.

 

 

 

 

 

 
 
27.05.2018
 О стремительной деградации образования и не только
16.05.2018
 Тормозные колодки развития
13.05.2018
 ПИСЬМО ОТ УЧАСТНИКОВ ЭРЗЯНЬ КЕЛЕНЬ ЧИ
31.03.2018
  Размышления об извечном. Часть III
25.03.2018
  Размышления об извечном. Часть II

<<   июнь 2018    >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 
 
 
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 


Эрзянь ки. Культурно-образовательный портал. 2008

Литературный сайт Эрзиана  Аштема-Кудо, эрзянский форум    Меряния - Мерянь Мастор  


Flag Counter